Татьяна Шовская. Дом в облаках | archi.ru, 03.09.2012

Архитектурная мастерская Сергея Эстрина разработала дизайн-проект пентхауса, расположенного в небоскребе «Город столиц», на территории ММДЦ «Москва-Сити». Работая с этим пространством авторы черпали вдохновение в архитектуре высотного здания и в захватывающих дух панорамах, которые открываются с его верхних этажей.

Пентхаус, над образом которого работал Сергей Эстрин, расположен на 76-м этаже жилого комплекса «Город столиц». Архитектор получил заказ на разработку дизайн-проекта только гостевой зоны этой квартиры – помещения общей площадью 450 квадратных метров, в котором три стены из четырех имеют панорамное остекление. Открывающийся отсюда вид на Москву особенно эффектен по вечерам, когда огни машин прочерчивают структуру мегаполиса со всеми его средневековыми кольцами и лучами. Так что совсем не удивительно, что заказчик попросил сделать интерьер сдержанным – гостей, по его замыслу, ничто не должно было отвлекать от созерцания вечно бурлящего города.

«Отведя виду из окна главную роль в этом интерьере, мы стремились увязать раскрытое вовне пространство с архитектурой самого здания, подчеркнуть, что речь идет именно о небоскребе», – рассказывает Сергей Эстрин. Массивные несущие колонны квадратного сечения идеально подошли для решения этой задачи: они облицованы плитами травертина, которые сдвинуты друг относительно друга таким образом, что опоры кажутся сложенными из отдельных сегментов-кубов. В такой композиции легко узнается силуэт самого «Города столиц» – небоскреба, который как будто составлен из отдельных стеклянных блоков, смещенных относительно центральной оси.

Нарочито неровная, «циклопическая» кладка, игра асимметричных углублений и выступов, недвусмысленно апеллирующая к архаике и древней руине, стала одной из главных тем этого интерьера. Уступами углубляется дно бассейна – сверху ему отвечают деревянные пластины потолка. Но главным акцентом темы стала несущая стена. Архитектор вспоминает, что ее оформление было едва ли не самым сложным в проекте. Первоначальный замысел состоял в том, чтобы отделать стену ржавым железом, причем не искусственно подржавленным, а настоящим, слоящимся, однако найти такой материал в достаточном количестве оказалось почти невозможно, поэтому вместо металла архитекторы использовали опалубочную фанеру с пластичной массой (на основе штукатурки), покрытой сусальной медью. Медь была выдержана на воздухе для ее окисления и затем покрыта матовым лаком. Причем каждый фрагмент получил собственную текстуру. Богатый рельеф и сложная фактура теплого оттенка делают стену похожей на остаток древнего дворца, где множество декоративных наслоений слилось в единую массу, оживающую по утрам, когда блики восходящего солнца (пентхаус ориентирован на восток) усиливают ее золотистое свечение.

Вторая тема, не менее важная для архитектурного решения – плоскость: тонкая, гладкая и блестящая граница, похожая на силовое поле, полная противоположность брутальному рельефу впадин и выступов. Ее сила – покой. Ее представители: стекло внешнего контура; прозрачная водная гладь бассейна, расположенная на одном уровне с паркетом. И плоскость пола, не нарушаемая ничем, даже биокамином, оформленным заподлицо как эффектный fireplace: языки пламени будут появляться прямо над поверхностью, образуя изысканный и дорогой вариант костра.

Плоскость, в противовес архаике рельефного камня, отвечает за современность с ее взлетом до небес и качеством поверхностей. А напряжение, неизбежно возникающее между золотистой брутальностью «древности» и прозрачным блеском «современности», становится главным сюжетом пространства. Надо сказать, что этот сюжет почти неизбежен для пентхаусов, которые на протяжении более чем столетней истории жанра совмещали извечное человеческое желание роскоши и с демонстрацией современных технических возможностей. Ответ Сергея Эстрина предельно артикулирован, он акцентировал контраст между дворцом и небоскребом, построив на нем свою архитектурную мизансцену. Получился своего рода «дворец в небоскребе».

Сложное и множественное освещение пентхауса задумано так, чтобы вторить по вечерам бесчисленным огням за его окнами. Подсвечен рельеф стены, пластины потолка, но особенно интересны металлические колоны, поставленные в импостах остекления. Они собраны из цилиндров перфорированного металла, а внутри них установлены LED-лампы, позволяющие менять цвет оконных «переплетов». Эти колонны – тоже частички «дворца», но за счет орнамента не брутальные, а скорее кружевные вставки в стекло.

Блики света подчеркивают игру масс и плоскостей, вторя огням большого города, суетящегося где-то далеко внизу. И становится понятно, что самый важный акцент в архитектурном спектакле этого интерьера – гигантская, немыслимая, захватывающая дух высота.

archi.ru

Выполненные работы